gototopgototop
События
Патриарший Успенский собор Московского Кремля
Авторизация



Строительство Храма
История строительства Храма
Храм в Яковлевке
Храм Богоприимца Симеона и Пророчицы Анны
БФ "Благо-Вита"
Благотворительный фонд Благо-Вита
Баннер
(На данный момент в разработке)
Икона Блаженной Матушки Матроны Московской
Икона Блаженной Матушки Матроны Московской
Медицинские  беседы св.митр.Серафима (Чичагова)

Медицинские беседы св. митр. Серафима (Чичагова) Том I, Том II

Начни день с милосердия!
Баннер
Больше всего от духовного кризиса страдают те, у кого нет критического мышления и кто воспринимает веру слишком буквально. Такие люди имеют все шансы дойти до стадии воинствующего невротического атеизма. Только что человек целиком посвящал себя религии, а теперь с той же страстью борется с ней. Почему, несмотря на это, кризис веры все же полезен, на Рождественских чтениях рассказала психолог Наталия Скуратовская.  
Если у вас не было духовного кризиса, это плохая новость
Фото: Misha Maslennikov / Flickr
 
 

Кризис: никаких гарантий

Духовный кризис – это тяжело и больно, но без него никак нельзя. Все, что в нас есть, будь то наша личность, отношения с другими людьми или наше мировоззрение, все развивается при помощи кризисов.

Кризис – это возможность за короткое время получить качественный скачок и радикальные изменения, которые дают шанс перейти на более высокую ступень развития.

Впрочем, это не дает никаких гарантий, ведь в каждом кризисе вместо шанса пережить и подняться есть опасность зависнуть в переживаниях или провалиться в бездну отчаяния.

Наталья Скуратовская. Фото: Ефим Эрихман

В кризисе часть нас умирает

Кризис полезен. Во-первых, тем, что это самый быстрый и простой способ разрушить установки и привычки, ограничивающие наше развитие. В кризисе какая-то часть нас умирает. Впрочем, умирает именно то, что уже обветшало и отжило.

Во-вторых, кризис повышает нашу осознанность. Он подталкивает к выбору новой жизненной стратегии. Многие люди с трудом делают выборы, откладывая решения на потом либо вообще перекладывая ответственность. Но бывают ситуации, когда уклониться никак нельзя.

В-третьих, кризис не возникает просто так. Ему предшествует скрытый и долгий период нарастания внутренних конфликтов, которые человек старается либо не осознавать, либо не замечать, скрывать от себя и от окружающих. В какой-то момент, когда конфликт становится невыносим, когда кажется, что все рушится и нет даже доверия к земле под ногами, мы понимаем, что ничему в этой жизни нельзя доверять.

И все, во что мы верили, вдруг кажется нам неправдой. Но после периода растерянности, страдания и отчаяния мы обнаруживаем, что конфликт, который привел нас к кризису, в процессе переживания разрешился. Это похоже на грозу, после которой воздух становится чист и свеж.

Мы перестаем понимать смысл жизни

Кризисов бывает много и разных: возрастные, личностные, духовные.

Особенность духовного кризиса состоит в том, что он посягает на основу нашего бытия. В духовном кризисе мы утрачиваем свою мировоззренческую основу, перестаем понимать смысл жизни. Это не значит, что мы понимали смысл жизни раньше, а теперь нет. Но в спокойные периоды нашей жизни обычно присутствует ощущение цели и смысла, которые в моменты духовных кризисов кажутся нам уже неправдой. Иногда неправдой они и оказываются.

Проявление отчаяния помогает очистить наше понимание от шелухи и мусора, от предрассудков, от чужих или даже собственных нелепых мнений, которые затмили наш собственный смысл, и он перестал нас вдохновлять.

В духовном кризисе приостанавливается наша духовная жизнь. Мы чувствуем повреждение процесса духовного поиска и духовной жизни. Возникает ощущение, будто мы шли и вдруг дорога исчезла. Вышли на порог, а порога нет. Но именно это ощущение помогает нам собраться и быть бдительнее, трезво взглянуть не только на самих себя, но и на окружающую реальность.

Эта приостановка полезна, чтобы исправить свои пути.

Особенность духовного кризиса верующего человека, христианина (а очевидно, что какие-то духовные кризисы переживают и эзотерики, и люди с неопределенным представлением о высшей силе) состоит в том, что предыдущий религиозный опыт в одночасье обесценивается. Это приводит к отказу от каких бы то ни было религиозных практик, а иногда к их переосмыслению.

Как только мы теряем почву под ногами, как только наше мировоззрение рухнуло, из-под него вырывается экзистенциальная тревога.

Нас всегда подкарауливают четыре самых сильных страха нашего существования: смерть, свобода, одиночество и бессмысленность.

Тот ужас, который в совокупности создается, ужас, с которым мы сталкиваемся лицом к лицу, побуждает нас быстро искать новые смыслы.

Фото: Misha Maslennikov / Flickr

Что делают с нами наши страхи

Смерть всегда оспаривает наше желание быть. Иррациональный страх небытия подрывает основу существования, делая его ненадежным и случайным. Не понятно: то ли мы есть, то ли нас уже нет.

Свобода, которая кажется такой замечательной, ведь мы всегда стремимся к ней – тоже страх. Но почему? Да потому, что всем нам необходима хоть какая-то предсказуемость мира и ясная структура. Большую часть жизни мы, если мы верующие люди, живем с ощущением, что Господь мудро создал этот мир и Промысл Божий о нас так или иначе ведет нас.

Понимаем ли мы или не понимаем его, но, как минимум, в этом мире мы отвечаем не за все. Главное, мы являемся частью некоего более великого плана. Но когда мы чувствуем экзистенциальный страх свободы, возникает ощущение зыбкости всего, мы будто идем как по канату над пропастью. Все, что с нами случится, зависит от нас, но при этом мера ответственности может оказаться для нас непосильной.

Одиночество в экзистенциальном смысле – это чувство собственной изоляции. Мы одинокими рождаемся и одинокими уходим из этого мира. В обычные минуты нашей жизни этот страх мы закрываем в контактах, в привязанностях, в принадлежности к чему-то большему.

В кризисные моменты нашего существования мы чувствуем, что на самом деле между нами и ужасом бытия – пустота. Когда нет Бога, мы оказываемся наедине с бездной.

Наконец, если мы теряем прежний духовный смысл, то мы чувствуем полную пустоту жизни, потому что потребность в целях и смысле составляет основу человеческого существования.

Иллюзии и их крушение – причины

Самой распространенной причиной является крушение иллюзий о себе. Часто мы воспринимаем самих себя мифологически, считаем себя кем-то или видим в себе возможности, дарования.

У нас всегда есть притязания и определенное ощущение собственной ценности, более-менее адекватное или неадекватное. Как бы то ни было, но иллюзии о себе всегда накапливаются. В моменты кризисов этот ворох представлений разваливается. Мы оказываемся вынуждены собирать себя заново, постепенно себя заново осознавать.

Второй причиной является крушение иллюзий о Боге.

Нередко образ Бога искажен нами. Мы вроде бы верующие люди, но в какой-то момент может возникнуть вопрос и недоумение: «А где же то самое мое Богообщение? Где та самая любовь Божия, о которой все рассказывают? Выходит, что я двадцать лет молюсь в пустоту? Я же ничего не слышал. Мне оттуда не отвечают. И вообще неизвестно еще, есть Бог или нет?!»

Бывает наоборот: «Тридцать лет я боялся Бога, но вот понимаю, что один мой поступок ужаснее другого. Так почему же Он меня не останавливает и не поправляет?» Нередко в такие моменты человек понимает, что поклонялся не Богу, а идолу, которого выдумал и сам же поставил на место Бога. Это страшное переживание, но в духовном смысле именно оно бывает полезно.

Наконец, третья причина – крушение иллюзий о Церкви. Ожидание, что мы придем в некое прекрасное место, где все друг друга любят и там практически рай, обычно разбивается о церковные реалии. И с этим переживанием тоже приходится справляться.

Есть и другая группа причин. Как правило, это события, существенно изменившие нашу жизнь и повлекшие за собой духовный кризис. И на первом месте здесь стоит смерть близких.

Смерть – это всегда момент переосмысления и собственной жизни тоже. Часто, особенно когда смерть близких внезапна, при трагических обстоятельствах, когда умирают дети, люди чувствуют, что все, во что они верили, надеялись и молились, все их надежды обратились в прах. Все, что было прежде, обесценивается. Так же как собственная тяжелая или неизлечимая болезнь, внезапная инвалидность заставляет человека чувствовать собственную хрупкость и уязвимость и понять, что жизнь устроена совсем не так, как думаешь, и надо что-то менять.

Фото: Misha Maslennikov / Flickr

Когда человек теряет дело жизни, когда с ним происходят разные неприятности, связанные с его профессиональным признанием, когда рушится то, на чем была основана его профессиональная самоидентификация – это тоже приводит к кризису. С этим что-то надо делать. Но единственное, что реально сделать можно – понять, как жить по-другому, и осмыслить произошедшие трагические события, обретя новый смысл.

Изменение материального уровня как в меньшую, так и в большую сторону, внезапное обнищание, как и внезапное богатство, в равной степени разрушительны для духовной жизни. Они ставят нас перед угрозой духовного кризиса.

В равной степени причиной кризиса могут стать отношения с другими людьми: предательство, серьезные обиды, ситуации, когда наше доверие обмануто жесточайшим образом. Ведь это ставит под сомнение вообще наше доверие в основных аспектах нашего бытия. Особенно тяжело, если наше упование мы сосредоточили на чем-то одном, а это не сработало.

Все плохо, и надо уходить

Важно понимать, что кризис подкрадывается постепенно. Он напоминает историю про лягушку в кипятке. Лягушку положили в холодную воду и медленно-медленно нагревали, пока она сварилась, так и не заметив момента, когда надо было выпрыгивать.

Если говорить о православной среде, то причиной духовного кризиса становятся разного рода негативные явления церковной жизни. Например, мы наблюдаем, что практика не соответствует учению. Ожидали одно, а получили другое. Но это становится уже не просто разочарованием в Церкви как в некоем земном институте или богочеловеческом организме.

Это превращается в конкретную обиду на то, что и это плохо, и вообще надо уходить. Однако причины здесь бывают не только внешними, но и внутренними. Например, ложное понимание духовной жизни. Это ситуация, когда человек сам выстроил себе некое авторское православие или за него это сделала группа товарищей под руководством духовного учителя. В какой-то момент становится ясно, что все или многое в этом было ошибкой.

В наибольшей опасности находятся люди с некритичным мышлением и буквализмом веры. К примеру, если человек буквально верил в Шестоднев, то, столкнувшись с убедительными доказательствами эволюционных теорий, он теряет веру совсем.

Чем жестче и ригиднее система наших убеждений, тем разрушительнее любые удары по ней.

Часто говорится, мол, если у человека имеет место духовный кризис, значит, у него есть нераскаянные грехи. Но еще чаще именно тем человеком, который в кризисе это отвергает, все воспринимается по принципу «сам виноват». Здесь важно понимать, что именно критическое мышление защищает нас от прискорбных в духовном смысле обстоятельств.

Наконец, системные конфликты, конфликты отношений, понятий, любое противостояние со значимыми для нас людьми или противоречие между семьей и верой, работой и семьей, затяжные противоречия загоняют нас постепенно в тупик.

Если у вас не было духовных кризисов, есть плохая новость

Внутренние противоречия обычно нарастают, но мы изо всех сил стараемся этого не замечать. И хотя умом не замечаем, сердцем чувствуем и интуитивно понимаем, что зашатались основы нашего существования. Однако мы всегда сопротивляемся этим изменениям. Часто момент кризиса оттягивается нами насколько это возможно. Но чем дольше мы его оттягиваем, тем жестче второй этап кризиса – этап разрушения мировоззрения и представления о себе.

Второй этап всегда болезненней. Максимальные страдания приходятся именно на него. В этот период мы осознаем, что нам ничего не удалось, а мир и мы в нем не будем прежними. Мы чувствуем, что потеряли веру, а если не потеряли, то, как минимум, ни о себе, ни о Боге, ни об этой жизни ничего не знаем. Мы голые и на шатающейся под ногами земле. Единственное, что требуется, – это выбираться из этого состояния.

В такие моменты всегда присутствует много страха, страдания, растерянности, утраты смысла, однако именно в такие моменты мы еще не настолько приняли это состояние, чтобы начать искать новый смысл. Это впереди.

Никакое страдание не продолжается вечно. В какой-то момент наступает пауза и мы постепенно привыкаем к ситуации полной неопределенности в духовном смысле. Понимая, что раз старые модели не работают, а новые не сложились и не созданы, то нам надо приложить волевое усилие, чтобы выйти из этого кризиса.

Именно в этот момент по максимуму включается критическое мышление. В такие моменты мы способны на молитвенное усилие и призываем помощь Божию.

Основная задача этого периода (переоценки ценностей) – поставить правильные вопросы перед собой. И пусть у нас не будет правильных ответов, важно, чтобы вопросы были правильные, потому что именно это позволит перейти к переосмыслению ценностей и созиданию.

Фото: Misha Maslennikov / Flickr

Когда из обломков нашего прежнего мировоззрения и пыли, в которую оно превратилось, выкристаллизовывается новое понимание, когда мы видим свет в конце тоннеля, выход из тупика, тогда мы понимаем то, как нам надо менять наш образ действий. Понятно, что изменения не происходят мгновенно, но изменения в такие периоды уже наметились.

Безусловно, автоматически этот процесс не происходит. При патологическом переживании духовного кризиса можно зависнуть на каждой из этих стадий. И если кто-то думает, что у него нет и не было никаких духовных кризисов, то у меня плохая новость.

Скорее всего, это значит, что вы много лет пребываете в состоянии нарастания внутренних противоречий и сопротивления изменениям.

Из трудов святых отцов известны три этапа духовной жизни: сначала благодать нам дается, потом мы ее теряем, и, лишь пройдя трудный путь и обретя смирение, мы ее возвращаем. У кого-то уходит на это вся жизнь.

По большому счету это и есть описание типичного духовного кризиса.

Этот цикл в своей жизни мы можем повторять неоднократно. В какой-то момент чувствовать, что вернули эту благодать, а потом опять ее потеряли, едва расслабившись. Но когда у человека есть опыт, ему хотя бы не страшно, ведь он знает, что разрушение мировоззрения не является необратимым. Кризис – это период переформатирования собственной личности и избавления от всего лишнего.

Как помочь человеку

Мы не одни в этом мире. Даже если вы остро чувствуете экзистенциальное одиночество, высока вероятность, что рядом есть близкие, собратья, пастыри. Редко бывает, чтобы у всех этих людей совпало состояние кризиса, наверняка кто-то чувствует себя более устойчивым в этот момент.

Именно эмоциональная устойчивость помогает поддержать человека в кризисном состоянии. Все, что мы можем дать человеку – это немножко ресурса справиться с экзистенциальной угрозой, то есть сделать так, чтобы он не чувствовал себя одиноким и потерянным. Принятие всегда стоит на первом месте. При этом слова в этот момент могут пониматься человеком трудно.

Второе – это поддержать человека рефлексией, помочь выбраться из состояния полного краха к попыткам нащупать выход из тупика. Важно выслушивать, беседовать, делиться опытом, но делать это не назидательно, а максимально не директивно. Любое давление в такие моменты вгоняет человека в новые кризисы. Можно предлагать свои идеи и варианты, но только не говорите: «У меня такое было, я тоже сомневался…»

Не обесценивайте чужие страдания, мысли и интуицию. Вы не можете знать, насколько для него важно то, что он имеет. Когда мы находимся в духовном кризисе, нам хочется забиться и спрятаться, и переждать это состояние. Но не забывайте, что вы на свете не одни. Не отказывайтесь от помощи и поддержки тех, кто рядом. Иногда нужно найти в себе силы обратиться за помощью.

Чтобы помешать, достаточно начать осуждать

Чтобы помешать выйти из кризиса, достаточно начать человека осуждать, говорить о его бездуховности или «Сам виноват», «Это тебе по грехам». Вредно навязывать единственно верное мнение.

Неважно, отказался ли человек от одного мнения или от другого, но именно в состоянии кризиса он наиболее остро понимает, что все мнения субъективны. Он чувствует это буквально кожей. А ощущение нестабильности заставляет очень критически прислушиваться к любым безапелляционно высказываемым мнениям.

Отказ от общения, отчуждение, мол, когда со своими сомнениями разберешься, тогда и приходи, а мне с тобой тяжело разговаривать – это толкание в одиночество.

Три пути выхода

Переосмысление ценностей и формирование нового мировоззрения имеет три пути.

Фото: Misha Maslennikov / Flickr

Во-первых, и это хороший вариант – если кризис связан с верой, то мы можем переосмыслить традицию и свои убеждения, избавиться от наносного, лишнего и суеверного, от предрассудков и сомнительных, пусть даже распространенных мнений и тем укрепить свою веру. Мы сами можем прийти к более глубокой и искренней вере.

Второй путь – путь расцерковления. Человек приходит к отказу от религиозной практики, не отказываясь от веры. Например, он начинает переосмысливать и искать альтернативные пути.

Наконец, третий путь – полное разочарование и потеря веры. В мягком варианте это утверждение: «Я агностик и думать об этом не хочу». В жестком варианте – поведение в духе воинствующего невротического атеизма. В этом случае человек с какой страстью посвящал себя религии, с той же страстью посвящает себя борьбе с религией, делая это годами.

Кризис – всегда возможность роста

Сложившаяся церковная традиция построена на действиях, препятствующих выходу из кризиса. Человек, который открыто высказывает свои сомнения или альтернативные идеи, если он начинает интересоваться чем-то, что не соответствует церковному пониманию, то первое, что встречает – это осуждение, попытки перевоспитать и даже анафематствование.

Но люди, которые действуют в такой парадигме, подталкивают тех, кто оказался в кризисе, к самому жесткому варианту выхода из него. Особенно остро это происходит в тех случаях, когда критическое мышление у человека не было сформировано. Более того, они подталкивают самих себя к еще более жесткому сопротивлению изменениям, фактически препятствуя собственному осознанию кризиса.

Важно понимать, что ни одно наше состояние, пока мы живы, не является окончательным.

И у тех, кто попал в кризис, пусть через мучения, всегда есть шанс прийти к более глубокой вере. Кризис – это всегда возможность и испытание, данное нам для роста.

Фото: Misha Maslennikov

 
Слово Патриарха. Неделя 3-я по Пятидесятнице
25 лекция. Искупление
Православные просветительские курсы
Протоиерей Вадим Леонов
Православный календарь
Кто на сайте
Сейчас 1887 гостей и 4 пользователей онлайн

Страны

63.1%United States United States
17%Russian Federation Russian Federation
11%Ukraine Ukraine
2.3%Netherlands Netherlands
1.3%France France
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval